Права заемщиков до плохого доведут

Права заемщиков до плохого доведут

1909 25 Май, 2017 год

Текущая версия закона о правах должников банков и МФО де-факто лишает физлиц шанса на досудебное урегулирование конфликта. О причинах сложившейся сит...

Текущая версия закона о правах должников банков и МФО де-факто лишает физлиц шанса на досудебное урегулирование конфликта. О причинах сложившейся ситуации рассуждал Владислав Лысенко, генеральный директор коллекторского агентства «ЦЗ Инвест».


Перегиб в другую сторону

Правовой туман закона 230-ФЗ «О защите прав физлиц при взыскании», призванного защитить должников от недобросовестных коллекторов, начал играть злую шутку с теми, кого призван защитить. За первые три месяца 2017 года эффективность взыскания в среднем по рынку упала на 15–20%. Не понимая новых правил взаимодействия с заемщиком, ограниченные в количестве контактов с ним, подстегиваемые жесткими мерами, предусмотренными за малейшее нарушение 230-ФЗ, кредиторы вынуждены гораздо быстрее передавать дела в суд, и в гораздо больших объемах. По прогнозам экспертов, объемы судебного взыскания увеличатся в этом году на 30–40%. При этом суд после декабрьского постановления Пленума Верховного Суда становится все более простым для кредитора. А для заемщика — это практически всегда личное банкротство, полное или частичное.

Игорь Розанов: «Деньги с должников можно собирать и онлайн»

Один из самых громких законов, принятых в 2016 году, — закон о защите прав должников. Его ждали и на него надеялись как минимум физлица, имеющие просроченные кредиты, как максимум — «белая» часть рынка взыскания, уставшая от скандалов и криминальной репутации «соседей» по рынку. Закон вступил в силу 1 января 2017 года, но спустя квартал уже очевидно, что защищенные правами должники стремительно теряют шансы на досудебное урегулирование задолженности. Как такое могло случиться?

Вольная трактовка некоторых пунктов 230-ФЗ доводит условия общения коллектора с его клиентами до абсурда.

Из-за крайней степени размытости формулировок 230-ФЗ и отказа регуляторов (Минюст России, ФССП и Центробанка) давать официальные толкования и разъяснения к закону досудебное взыскание сейчас связано с большими рисками даже для самого добросовестного коллектора. Иными словами, если раньше взыскатели перегибали палку, то теперь палка выгибается в обратную сторону. Вольная трактовка некоторых пунктов 230-ФЗ доводит условия общения коллектора с его клиентами до абсурда.

Мы не говорим сейчас про ограничение количество контактов, которое само по себе стало достаточно жестким и сильно снизило эффективность взыскания. И про непонимание со стороны профсообщества, что такое «контакт» и как их надо считать, чтобы не нарушить закон.

Ловушки закона

В 230-ФЗ много других ловушек. Например, он разрешает общение взыскателя с третьими лицами (родственниками, друзьями, соседями), если третье лицо не выразило несогласие в части такого общения, иными словами — не отказалось от коммуникации с взыскателем. Но трактовка «Закона о персональных данных» противоречит этому пункту 230-ФЗ. Возникает и ряд других вопросов: в какой форме третьи лица должны выражать несогласие на взаимодействие с коллекторами, какая именно информация является персональной.

По ком звонит коллектор

Непонятно, как кредитору общаться с людьми, способными помочь заемщику выпутаться из долга и обладающими нужной для нас информацией. Порой к коллектору обращаются супруги неплательщиков в стремлении выяснить финансовое положение мужа или жены, и здесь пока у нас тоже связаны руки. Согласно текущей версии 230-ФЗ (одной из статей, которая противоречит двум другим), мы должны получить письменное согласие должника на общение с любым таким лицом, даже если коммуникация инициирована последним.

Более того. Трудно представить, что должник в здравом уме и твердой памяти согласится письменно поощрять взыскателей на контакт со своим кругом общения. И здесь мы сталкиваемся с самым важным смысловым нюансом 230-ФЗ. В терминологии закона должник — физлицо, у которого есть просроченная задолженность по кредиту или займу. И все документы, в том числе многочисленные согласия и соглашения, определяющие характер взаимодействия с взыскателем, должен подписывать должник, а не заемщик. С точки зрения здравого смысла очевидно, что ушедший в просрочку заемщик лишь в исключительных случаях согласится на плотное общение с коллектором. Можно ли превентивно подписать нужные бумаги по принципу дополнения к кредитному договору — вопрос до сих пор юридически спорный. На этапе оформления договора займа «физик» еще не является должником, а значит у кредитора (как старого, так и нового) связаны руки.

Непонятно, как кредитору общаться с людьми, способными помочь заемщику выпутаться из долга и обладающими нужной для нас информацией.

Еще один момент из разряда ключевых. Должник имеет право отказаться от любого взаимодействия с взыскателем (и потерять при этом возможность получать информацию о действиях, планах и предложениях кредитора). И тогда единственный путь кредитора или коллектора — суд. Обращаться в суд 230-ФЗ разрешает, возможно, потому что запретить не в силах. Но и здесь не все ясно. Так, например, непонятно, может ли кредитор или его представитель общаться с должником уже после подачи иска, чтобы информировать неплательщика о стадиях судопроизводства. По идее, было бы логично разрешить такую коммуникацию, но из текста позволение не следует.

Все в суд

При всех этих фундаментальных неясностях меры, предусмотренные законом за их нарушения, довольно жестоки. Согласно 230-ФЗ, за два нарушения любой тяжести, коллекторское агентство может быть исключено из реестра и фактически потерять право на бизнес — новую заявку можно подать только через 3 года. Причем классификации нарушений по степеням тяжести и ответственности в законе нет.

Долг как инвестиция

Резюмируя все вышесказанное, следует сделать неутешительный вывод. Рынок досудебного взыскания активно сжимается, закон подталкивает кредиторов и коллекторов к быстрому обращению в суд. Радоваться этому не стоит — в конечном счете за дополнительные риски и судебные расходы кредитора заплатит заемщик.

Суд более чем в 95% случаев разрешается в пользу кредитора и его представителей. Более того, государство активно предпринимает шаги к упрощению судебной процедуры. Накануне Нового года, 27 декабря, было принято постановление пленума Верховного суда РФ № 62 «О некоторых вопросах применения судами положений Гражданского процессуального кодекса РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ о приказном производстве».

Суд более чем в 95% случаев разрешается в пользу кредитора и его представителей.

Документ этот остался практически незамеченным прессой и заемщиками — а зря, поскольку он окажет большое влияние на то, как долги будут просуживаться. Во-первых, благодаря этому постановлению кредиторам гораздо легче, быстрее и дешевле будет просудить долг — в приказном, а не исковом судебном производстве, без присутствия сторон, дистанционно, по упрощенной процедуре. Если до выхода постановления почти четверть обращений кредиторов в суд получали отказ в приказном производстве и переводились в более дорогое и затяжное исковое, то теперь таких случаев будет гораздо меньше.

Во-вторых, раньше кредиторы часто сами отказывались от взыскания штрафов и пеней через суд (это увеличивало шансы не получить отказ от судьи и провести дело через более упрощенное приказное производство) и пытались взыскать только основное тело долга, так было дешевле. Это породило у заемщиков миф о том, что судебное взыскание выгоднее, чем общение с коллекторами. Теперь этот период закончился. Исходя из постановления № 62, расчетный характер требований кредитора (т. е. наличие расчетов штрафов и пеней) не может быть основанием для отказа в приказном производстве. Поэтому кредиторы будут просуживать долг в полном объеме.

Государство заинтересовано снизить нагрузку на суды, что создает кредиторам условия для более быстрого судебного взыскания. Кстати, активно развивается практика взыскания кредитором с должника еще и судебных издержек. Раньше она применялась достаточно редко и в большей степени в исковом производстве. Сейчас обсуждается расширение правоприменения этой нормы и в приказном.

Государство заинтересовано снизить нагрузку на суды, что создает кредиторам условия для более быстрого судебного взыскания.

Рост объемов судебного взыскания на 30–40%, прогнозируемый экспертами в этом году, означает, что на 1,5 млн больше должников, которые раньше могли надеяться на многолетние телефонные переговоры с кредитором, уже через 2–3 месяца услышат звонок в дверь от приставов, пришедших за их имуществом. В отличие от коллекторов сотрудники ФССП имеют право входить в квартиру без согласия должника, причем с 6.00 до 22.00 часов, а в случаях, «не терпящих отлагательства», и в ночное время, и в выходные дни, производить розыск и оценку имущества должника, арест имущества, взыскивать исполнительский сбор и т. д.

Наделив должника беспрецедентным количеством прав, закон начал лишать заемщиков главного права — вернуть долг без фатальных потерь, найти компромисс в общении с кредитором и разработать хотя бы относительно комфортную схему погашения кредита, растянутую во времени. Иными словами, права на шанс.

[simlink]Закон о коллекторах: защита или формальность?Можно ли отказаться от страховки для кредита
[/simlink]

Владислав Лысенко

Генеральный директор коллекторского агентства «ЦЗ Инвест»

Доллар за 70, евро за 80: чего ждать от рубля дальше? 63
Особенности шопинга в Израиле 553
Александр Бабицкий: «Яхтинг — это возможность войти в большой и азартный спорт» 741
Plantronics Voyager 3200: обзор пользователя 808