USD - 59.27   0.36    EUR - 69.67   0.69

Валютная ипотека: кто виноват и что делать?

 •  Четверг, 13.04.2017, 18:22

С конца 2014 года, когда у валютных ипотечников начались серьёзные проблемы, связанные с ростом курса доллара, прошло более двух лет. С тех пор противостояние ипотечников и банкиров перешло из горячей судебной стадии в трагическую для ипотечников стадию продаж квартир. Однако многие до сих пор считают их хитрыми, жадными и глупыми скандалистами, которые пострадали за дело. О точке зрения самих ипотечников рассказал в своей колонке главный редактор детского еженедельника «Классный журнал» Алексей Ходорыч, квартира которого уже находится у приставов в исполнительном производстве.


О ситуации

Для начала о той ситуации, в которой я оказался. В 2007 году мы с женой взяли валютную ипотеку в банке «Дельтакредит» — $166 тыс. на приобретение двухкомнатной квартиры в доме 1980 года постройки в спальном районе Москвы площадью 46 кв. м. На тот момент сумма кредита составляла 4,2 млн руб. (сама квартира стоила 5 млн руб.). На сегодняшний день мы выплатили банку $157 тыс., в пересчете на рубли — 5,3 млн руб.

4 ошибки при выборе ипотеки

Согласно последнему решению суда, наш долг вместе с пенями составляет $145 тыс., т. е. 9,5 млн руб., в то время как квартира сегодня стоит около 7,5 млн руб. При этом мы не просто так перестали платить, а заплатили через депозит нотариуса, поскольку банк уклонялся принимать от нас рубли, и этот платеж не принял, т. е. имела место просрочка кредитора. Перед тем как вступить в судебный бой с банком, мы предлагали уладить вопрос миром. Банк отказался это обсуждать, а платеж через нотариуса не оспорил, как был должен по закону.

Почему брали кредит в валюте?

Я потратил много времени в Интернете, пытаясь доказать, что мои товарищи по несчастью, как правило, брали валютные кредиты вовсе не из-за того, чтобы экономить на ежемесячных платежах. А количество умников, которые практически в любой дискуссии на эту тему вставляют фразу, что кредит нужно брать в валюте дохода, превышает разумные пределы. Считать других глупее себя — мудро, но большинство тех, кто сегодня оказался в тяжёлой ситуации, отлично знали об этом правиле и на ежемесячных платежах сэкономить не хотели.

Рублевый кредит мне не давали, поскольку сумма первоначального взноса была недостаточной.

Мой случай: 10,25% в валюте против 13% в рублях в банке «Дельтакредит» в 2007 году. Мой довольно высокий и стабильный доход в журнале «Коммерсантъ-Деньги» позволял мне не думать об экономии на ежемесячных платежах, да и как лауреат конкурса «Россия финансовая» я не мог не знать, что кредит нужно брать в валюте дохода. Просто рублевый кредит мне не давали, поскольку сумма первоначального взноса была недостаточной.

Наличие суммы первоначального взноса было серьёзным отсекающим условием почти во всех банках, с которыми я пообщался, кроме банка «Дельтакредит». И вот там мне сразу предложили доллары. Я вспомнил о 1998-м годе, о том, что риск очень высок. Меня настойчиво успокаивали тем, что существует валютный коридор, о котором все время говорили и представители руководства страны. Но больше меня убедили их слова, что я всегда смогу перейти в рубли, если вдруг что.

Вспомните ситуацию в 2007-м. Многие, как и я, были убеждены, что резкого роста не будет. Нашему сыну было почти два года, своего жилья у нас не было, хотелось тратить деньги не на аренду квартиры, а более разумно. А если доллар вдруг пойдёт в рост, перейдем в рубли и всё — так думали мы с женой.

У тех заёмщиков, с которыми я общался, похожая ситуация. Если они сомневались, банкиры говорили им, что валюту кредита всегда можно изменить. Я знаю, что один адвокат пытался собирать эти свидетельства, чтобы обвинить банковских работников в мошенничестве.

Единственное, в чём мы, валютные ипотечники, виноваты, так это в том, что с лупой не изучили договор перед тем, как подписать.

Пожалуй, единственное, в чём мы, валютные ипотечники, виноваты, так это в том, что с лупой не изучили договор перед тем, как подписать. Если бы мы так сделали, то поняли бы, что никакой возможности перейти в рубли не было. Но самым правильным ходом было бы изучение договора с юристом. В этом случае вся заложенная противозаконность этих договоров стала бы очевидна до того момента, когда мы его подписали. Но такой практики изучения договоров с юристами у простых смертных в те времена не было. Да нам и в голову не приходило, что солидная финансовая структура может говорить одно, а писать другое. Сегодня идея привлечь банкиров к уголовной ответственности кажется мне здравой, но собрал ли тот адвокат свидетельства против банкиров, мне неизвестно.

Брали денежки? Отдавайте!

Как грамотно выбрать ипотеку

С банком «Дельтакредит» у нас было три судебных разбирательства. Два раза в суд подавали мы, один раз — они. Все суды мы проиграли, включая апелляционные и кассационное разбирательство. Говорит ли это о том, что правда на стороне банка? Наблюдая разбирательства изнутри, могу с чистой совестью сказать, что наши проигрыши в судах говорят, как минимум, о том, что судьи вообще не вникают в дело. В Пресненском суде в решении суда наша позиция была вообще не указана, что является процессуальным нарушением, в Хорошевском суде из дела пропали ключевые документы, а текст протокола был изменен. Правовая грамотность судей вызывает сожаление. Главный и единственный аргумент, которые использовали судьи на процессе: «Брали денежки? Отдавайте!». Другой похожий аргумент звучал так: «Подписали договор? Исполняйте!».

Договоры, конечно, нужно соблюдать. Но лишь в том случае, если они соответствуют закону. А наш договор, как и договоры других банков, изобиловали нарушениями. Например, сумма обязательств обозначена в долларах, а не в рублях, не определен порядок оплаты в национальной валюте. И эти нарушения ни в коем случае не случайны. Валютный кредит такая штука, что в законодательство России вообще никак не вписывается, но банки провернули огромную работу, чтобы придать таким кредитам вид законного банковского продукта.

Договоры для валютных кредитов в начале 2000-х для ряда банков подготовил один и тот же очень известный на рынке нотариус — по их заказу и с учётом их интересов. А интерес у банкиров был один — принимать исполнение в валюте. Это проще, безопаснее, а главное, банковские ценные бумаги, гарантированные валютой, котируются на внешнем рынке.

И вот тут та навязчивость, с которой банкиры уговаривали заёмщиков взять в кредит доллары, становится понятной. Брать в ЦБ рубли и выдавать их в валютном пересчёте или получать кредитные деньги на внешнем рынке под минимальный процент 1–3% годовых, а потом предлагать деньги заёмщикам, с валютой платежа в виде доллара — это деньги из воздуха.

Кредит или займ?

Ошибки в своих договорах банк «прикрывает» статьей 807 ГК, которая определяет займы, а не кредиты. Привязка к займу для банка — единственный способ обосновать свою позицию. Во-первых, займы могут быть в чем угодно. Во-вторых, займ, в отличие от кредита, является реальной сделкой, там все обязательства заёмщика начинаются с момента передачи предмета займа, в то время как для того, кто займ выдал, с этой выдачей все обязательства заканчиваются.

Ипотека дешевле: это возможно

Но кредитные отношения определяются 819 ГК и являются двусторонними, т. е. начинаются в момент согласования всех существенных условий, а эти условия в большинстве таких договоров не согласованы. И обязательства банка с выдачей кредита, в отличие от займа, не заканчиваются, банк обязан правильно учитывать поступающие платежи, а он учитывает их неправильно - в долларах, а не в рублях.

Что мешало банкам подписывать с заёмщиками не кредитные договоры, а договоры займа? То, что по закону, банк может выдавать займ только из собственных средств, а банки, вопреки мнению обывателей, из собственных средств работают лишь иногда, не все и в небольших объемах.

Если бы вы знали, сколько раз мне приходилось читать аргументы очередных умников: «Поставьте себя на место банка. Он выдал вам доллары из денег вкладчиков, потому и требует сейчас доллары, а как иначе?» На самом деле, из денег вкладчиков, а тем более из собственных средств, банки работают крайне редко. Даже в случае с розничными банками доля средств вкладчиков составляет не более 30%.

Банки, выдававшие валютные кредиты виноваты в том, что хотели воспользоваться преимуществами кредитной схемы, т. е. выдать не свои деньги, но оформить это как займ — без обязательств для себя, но с валютой платежа в виде доллара. Отсюда и их навязчивое желание выдать кредит в долларах. А тех, кто напоминал им о правиле «кредит в валюте дохода», они легко уговаривали, сообщая, что всегда можно перейти в рубли.

Что делать?

Сейчас в Государственной думе действует рабочая группа, куда входят заёмщики и эксперты. Изначально заявленная цель группы — принять закон, запрещающий продавать квартиры, оказавшиеся в исполнительном производстве, до урегулирования спорных моментов. Однако как показала недавняя встреча валютных ипотечников с Председателем Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолием Аксаковым, надежды ипотечников на работу этой группы необоснованны. Рабочая группа, как и несколько месяцев назад, продолжает обсуждать критерии для помощи ипотечникам через АИЖК. Но большей части ипотечников, которые были на встрече, АИЖК уже никогда не поможет, хотя бы потому, что рассматривает лишь ситуации, где сумма долга ниже стоимости квартиры, которая находится в залоге.

Большей части ипотечников, которые были на встрече, АИЖК уже никогда не поможет.

Кому помогает АИЖК и куда были истрачены огромные деньги, выделенные на эту помощь, мне неясно. Лично я не знаю ни одного валютного ипотечника, кого бы они спасли. По сути, из бюджета России АИЖК компенсирует убытки банков, а не спасают людей из кредитной кабалы, куда их загнали ростовщики.

Собственно, вот видео, которое я записал на той встрече — можно посмотреть и составить собственное впечатление.

На этой же встрече присутствовали и представители ЦБ. Признают ли депутаты и сотрудники ЦБ нарушения со стороны банков? Планируют ли в них разбираться? На видео хорошо видно, что никто в этих нарушениях разбираться не собирается.

Представители ЦБ говорят, что это дело судов, но вот только на сами суды представители ЦБ почему-то никогда не приходят, а квалификации самих судей разобраться в ситуации, как я и написал выше, не хватает. Всё, что советуют представители ЦБ — договариваться с банком, однако банки не идут на переговоры.

На видео даже Анатолий Аксаков признаёт, что есть понимание того, что в нынешней ситуации виновны три стороны — сами заёмщики, государство и коммерческие банки, а значит и решение должно быть трёхсторонним.

Однако коммерческие банки не стремятся идти навстречу валютным ипотечникам, как это сделал Сбербанк, пересчитав кредиты по курсу, близкому к курсу, рекомендованному для пересчета ЦБ.

Поскольку проверять законность действий этих банков ЦБ не собирается, вполне логична позиция банков: зачем же идти навстречу, если за отказ идти навстречу ничего не грозит? В этой ситуации одним из возможных решений была бы скупка долгов валютных ипотечников перед коммерческими банками государственным банком и централизованное решение проблемы. На этот вариант никто не рассматривает.

Другое решение связано с обращением в Конституционный Суд России. И такие обращения сегодня готовятся, в том числе и мной. Раз Верховный Суд, который проводит рабочие встречи с Ассоциацией российских банков на тему «единообразия судебных решений в делах валютной ипотеки», не находит ничего криминального в схемах, которые применяли банки, возможно, Конституционный Суд решил бы этот вопрос в пользу заёмщиков. И тогда решение проблемы валютных ипотечников было бы целиком возложено на банки. И они бы, конечно, справились, не разорились. Вот только отвечать за свои грехи никто из них не хочет, тем более, что их никто к этому пока и не принуждает.

Вот только отвечать за свои грехи никто из них не хочет, тем более, что их никто к этому пока и не принуждает.

Поможет ли Конституционный Суд или Госдума — пока не очень ясно. А, поскольку наша квартира уже находится у приставов, я решил пойти на банк с юмористической атакой, вспомнив эпизод с известным канадским кантри-исполнителем, который с помощью песни наказал авиакомпанию, которая сломала ему гитару, подорвав её авторитет. Я объявил антибанковский марафон карикатуры, сочиняю песни о своей ситуации - одну из них мы запишем 22 апреля с группой "Запрещенные барабанщики", придумываю и публикую в социальных сетях шутки о «Дельтакредит», а по итогам событий, которые уже произошли, написал синопсис фильма «Миссия выполнима» о сражении маленького человека с финансовой корпорацией, которым уже заинтересовался известный продюсер Марк Левин.

Я не очень верю в акции протеста перед офисами банков или перед Госдумой — прежде всего потому, что люди не очень любят ипотечников, которые, как они считают, пострадали не зря. Большинство друзей считают, что для банка моя активность неопасна. Я же думаю, что шанс у меня есть. Один из миллиона, но он вполне реален.

Чаще всего читают:

09 декабря бизнес с китаем Daily одеяло вайт коттон Event индустрия P2p площадки Россия Дарья Разумихина Документы при перекладывнии вклада Должны ли быть терминалы в ломбардах Ерб Чехия Заработок на покемонах Зачем нужны часы apple Инвестировать в недвижимость черногории Ит рынок России 2017 Как живут русские в черногории? Как купить покит бук? Как прожить без денег в России? Как сделать операцию за границей? Как совместить школу и отпуск? Как сохранить деньги Как стать олимпийским чемпионом? Кижи онежские петроглифы цена Купить дизайн сайта контактный зоопарк Малый бизнес умрет Полина пекач Продать книги из домашней библиотеки Расписание поездов из резиденции деда мороза Роман Будников родной Город Рост цен на продукты Совместные инвестиции Сумки женские интернет магазин У какой криптовалюты есть будущее

Алексей Ходорыч

1 Статья

Главный редактор детского еженедельника «Классный журнал»

Последние статьи

Наверх

Спасибо!