USD - 59.63   0.36    EUR - 70.36   0.34

Откуда берутся «дыры» у банков, почему после отзыва лицензий они растут и всегда ли банкам нужна санация, узнавали у экспертов.


Ликвидировать дешевле

На минувшей неделе замминистра финансов Сергей Сторчак в рамках открытой дискуссии «Выпуск облигаций федерального займа для физических лиц» заявил, что российские банки, которые лишились лицензий, были «просто-напросто кассами». По его словам, 300 кредитных организаций, оставшихся без лицензий, контролировали лишь 3% активов всей банковской системы страны. На первый взгляд, три процента — небольшая величина, но если посчитать, то картина в абсолютных значениях выглядит печальнее.

Банки в 2016 году: намек на восстановление

По данным ЦБ РФ, по итогам декабря 2016 года активы банковского сектора составляли чуть более 80 трлн руб. «Дыры» же в капиталах банков, оставшихся без лицензий, составили по итогам прошлого года «всего» больше половины триллиона рублей. По подсчетам СМИ, объем «дыр» в капитале банков, лишившихся лицензий с середины 2013 года по октябрь 2016 года, составил 2,2% ВВП.

Дыры у банков обнаруживаются неожиданно, поскольку проблемные банки, как правило, умело маскируют их.

Так называемая «дыра» — это денежный разрыв между долгами самого банка и возможностями их погашения. «Говоря профессиональным языком, „превышение реальных пассивов над активами“, — уточняет Александр Беспалов, генеральный директор „Беспалов и партнеры“. — Другими словами, если выдан заведомо невозвратный кредит — это часть актива, который существует лишь на бумаге, а на деле никогда не превратится в деньги и прибыль банка. А депозит, который размещен — реален, его банк должен вернуть вкладчику. Вот и получается, что банк денег должен отдать, а взять их ему неоткуда. То же может быть не только с кредитами, но и с другими активами, например, с ценными бумагами».

«Дыры у банков обнаруживаются неожиданно, поскольку проблемные банки, как правило, умело маскируют их, — отмечает Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade. — Скажем, в отчётности указаны кредиты, выданные юридическим лицам, в полном соответствии с нормативами ЦБ. Но данные кредиты частично могут быть предоставлены, например, „своим“ структурам, связанным с акционерами банка, направлены на рискованные операции, а то и просто на вывод средств, не предполагающий их возврата. Кроме того, в условиях кризиса даже добросовестные заёмщики — предприятия и граждане — имеют повышенные риски неплатёжеспособности. И тогда выданные кредиты не возвращаются, а привлечённые средства возвращать нужно, но не из чего».

Вкладчики банков, оставшихся без лицензий, получают возмещение по депозитам в этом банке на сумму до 1,4 млн руб. В 2016 году Агентство по страхованию вкладов (АСВ) выплатило 986,5 тыс. вкладчикам 240 банков страховое возмещение на общую сумму 568,4 млрд руб. Дефицит фонда страхования вкладов, истощившегося из-за активного отзыва лицензий у банков, несколько лет покрывается за счет кредитов Центробанка агентству. На сегодня лимит кредитной линии Банка России составляет 820 млрд руб.

Санировать нельзя отозвать

Недавний случай с Татфондбанком — наглядный пример таких банковских «дыр». Напомним, Татфондбанк, оставшийся без лицензии в начале марта текущего года, занимал 42 место в банковской системы России и был крупнейшей кредитной организацией в республике Татарстан.

Ранее первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин сообщал, что «дыра» в капитале Татфондбанка оценивается в 96,7 млрд руб.

Чего ждать от Банка России в 2017 году?

27 марта рейтинговое агентство S&P Global Ratings усомнилось в необходимости отзыва лицензии у Татфондбанка. В агентстве отметили, что критерии, которые ЦБ РФ использует при принятии решения о финансовом оздоровлении либо отзыве лицензии проблемных финансовых институтов, до сих пор не были достаточно прозрачными. Не уверены в S&P, что проблема решат и в дальнейшем, после нового механизма санации.

По данным S&P, Татфондбанк имел большую значимость для банковского сектора Татарстана. Доля кредитной организации в сегменте депозитов юридических лиц в регионе составляла около 13% по состоянию на 1 декабря 2016 года.

«Доля Татфондбанка выше, чем соответствующие доли нескольких региональных банков, в частности ВУЗ-банка, Автовазбанка, Балтийского банка, Социнвестбанка и банка „Таврический“, которым ранее была оказана помощь в рамках финансового оздоровления», — отмечается в отчете.

Зампред ЦБ Ольга Полякова объяснила, что санация Татфондбанка обошлась бы в 220–230 млрд руб. Кстати, АСВ уже предоставляло кредиты в сопоставимом или большем размере в рамках финансового оздоровления Банка Москвы (294,8 млрд руб.) и Мособлбанка (168,7 млрд руб.).

По мнению Сергея Хестанова, экономиста, санация Татфондбанка была бы оправдана только в том случае, когда объем проблемных активов кредитной организации невелик относительно общей величины его активов. В противном случае банкротство может обойтись дешевле.

Санация не поможет

Сейчас, единогласно отмечают эксперты, санация банков не способна спасти от всех финансовых проблем, которые создает отзыв лицензий: слишком неудобен механизм и неинтересен более устойчивым финорганизациям с точки зрения экономической выгоды.

«Санация — это решение проблем за кого-то другого, — считает Александр Беспалов. — Если бывший собственник вывел активы (по сути, украл деньги банка), то не очень понятно, почему кто-то должен вкладывать все, что тот украл и добавлять на развитие, если это в сегодняшних условиях не окупается даже в долгосрочной перспективе».

Это мнение разделяет и Вячеслав Косаков: «Санация, используемая в качестве способа финансового оздоровления кредитных организаций, не приводит к положительному результату как санируемых банков, так и банков, оказывающих такую помощь, о чем также неоднократно высказывался сам регулятор».

Тем не менее, считают эксперты, санация — вопрос сугубо индивидуальный в нашей стране. Вероятно, в силу неразвитости этой системы. С начала «зачистки» банковского сектора в 2014 году, к 2016 году было санировано всего 26 банков.

Спасти вклад: что делать «неучтенным» вкладчикам

В странах, где банковская система развивается давно, механизм спасения банков отлажен. Так, в США работает закон «Додда-Франка». Он принят в 2010 году с целью снизить риски финансовой системы Америки. В соответствии с этим законом, процедурой ликвидации крупной кредитной организации занимаются госорганы. Однако при этом они обязуются компенсировать все расходы акционерам банка, обеспечить возврат имущества, переданного кредитными организациями в преддверии банкротства третьим лицам, и ответственность бывшего руководства. Другими словами, за все несут ответственность собственники и органы управления.

ЦБ России предлагает на сегодня изменить систему санирования проблемных банков.

ЦБ России предлагает на сегодня изменить систему санирования проблемных банков. Для этого он предлагает создать Фонд консолидации банковского сектора, который будет финансироваться за счет средств регулятора. Его управляющая компания будет распоряжаться денежными средствами, направленными на санирование банков, и отслеживать правильность их расходования.

Однако пока, отмечают эксперты, российское законодательство построено таким образом, что за банковские ошибки отвечает или Центробанк, или рядовой вкладчик.

Недостаточно жесткий надзор

Чтобы в дальнейшем избегать банковских «дыр», ЦБ стремится ужесточать надзор. Эксперты отмечают, что необходимость в этом назрела давно, так как действующая система малоэффективна.

Как описывает Александр Беспалов, сегодня она происходит следующим образом: «Проверки регулятора проходят планово, примерно 1 раз в 2 года. Регулятор не имеет ресурсов и возможности проводить их чаще — банально не хватит персонала. Зачастую топ-менеджмент банка и собственники выводят часть активов непосредственно перед тем, как понимают, что будет отзыв лицензии. Другими словами, ЦБ проверил банк, выдал предписания, доначислил резервы — а вместо того, чтобы выполнить требования ЦБ, собственники выводят остатки активов и уезжают „на Канары“. По сути, это банальное воровство».

При плановой проверке, отмечает эксперт, можно увидеть отнюдь не все, что происходит с активами банков — проверяющие обладают ограниченным доступом к информации и документам, которые предоставляет менеджмент банка. А вот временная администрация в лице АСВ получает доступ абсолютно ко всему. Тогда-то и всплывают «скрытые» моменты, связанные с некачественными активами, сокрытием нарушений и пр.

По мнению Юрия Исаева, гендиректора АСВ, за фальсификацию отчетности и уничтожение баз данных необходимо ужесточать ответственность. Об этом Юрий Исаев заявил 28 марта в кулуарах съезда Ассоциации российских банков. По его мнению, мошеннические схемы можно предотвратить только жесткостью и неотвратимостью наказания.

Вадим Погосьян: «В период нестабильности вкладчики выбирают крупный банк»

Андрей Костин, глава ВТБ, выступая на съезде АРБ, отметил, что за последние четыре года банковский надзор существенно улучшился. Несмотря на это, количество банков-банкротов не уменьшается, проблема забалансовых вкладчиков усугубляется, кредитные обязательства АСВ перед ЦБ растут.

По мнению Вячеслава Косакова, партнера независимой юридической группы «Стрижак и Партнеры», меры по предупреждению вывода имущества должны рассматриваться и использоваться в совокупности, на каждом этапе — начиная от расширения полномочий кураторов банка, заканчивая неотвратимостью ответственности лиц, совершивших действия, причинившие вред банку и его кредиторам. Использование чего-то одного, даже эффективное, не приведет к ожидаемому эффекту.

«Зачастую даже возможность уголовного преследования не пугает руководство кредитной организации и не препятствует совершению недобросовестных действий», — уточняет Вячеслав Косаков.

Временно безвыходная ситуация

На сегодня, резюмируют эксперты, ситуация с банковскими «дырами» остается практически безвыходной. Пока, отмечает Сергей Хестанов, методик превентивного обнаружения банковских проблем не создано. Злонамеренные действия банкиров заранее предупредить тоже почти невозможно.

Однако эксперты смотрят на ситуацию пока с оптимизмом — ведь российскому банковскому сектору, как и экономике в целом — меньше 30 лет.

«Достаточно самонадеянно утверждать, что мы способны за этот период времени с нуля построить эффективную экономику, повторив то, что развитые страны строили сотни лет. Банковский сектор ждут еще его перспективы, если, конечно, страна будет идти в сторону развития экономики и конкуренции, а не возьмет курс на другие формы управления экономикой», — уверен Александр Беспалов.

Пока же долги АСВ перед Центробанком растут, количество забалансовых вкладчиков достигло 60 тыс., средства юрлиц по-прежнему не защищены законом, а зачистка банковского сектора идет полным ходом.

Чаще всего читают:

Concierge service как работать Liketwice магазин Алексэкпрес новогдние украшения Алена банкиры Аппарат Тарасова цена Банк оспорил договор дарения автомобиля супруге Владельцы ателье о деятельности ГК сфера влияния Где хранить деньги дома? Для кависта Домашний собутыльник по вызову цены Законно переводить на договор гпх Инком средняя стоимость аренды по округам Ирина Крючкова дизайнер где купить Как встретить гостей в кафе? Как живут русские в черногории? Как заработать на продаже вещей девушке? Как сделать операцию за границей? Массовки зритель оплачиваются 2017 Мошенничество на антикварном рынке Нумерология Обстановка в черногории Плата за парковку во дворе Подтверждение источника происхождения денежных средств Профессия бухгалтер в будущем Сколько нужно денег для ювелирного ломбарда? Сколько стоит аренда в торговом центре? Сколько стоит переезд в США? Фишки деда мороза Юлия Никонова золотое кольцо китайский язык

Екатерина Балан

2923 Статьи

Журналист по образованию и по призванию. Интересующие темы: финансы, инвестиции, искусство.

Последние статьи

Наверх

Спасибо!