USD - 58.53   0.07    EUR - 69.33   0.15

Продолжая рассказывать о зарубежной жизни, мы решили поговорить с теми, кто сменил сразу несколько стран в поиске себя, идеального места жительства и профессии.


Дипломированный журналист, специалист по PR и рекламе логистической компании ICTA Анастасия Байда после переезда из Иркутска 5 лет жила в Великобритании, затем отправилась в Ригу, где осваивается уже третий год.

Причина переезда банальна — вышла замуж. До отъезда я даже не подозревала, что в британской столице столько газет и журналов на русском. Периодически писала по заказу, совмещая с работой персонального ассистента российского бизнесмена. Специализировалась на телефонных интервью с российскими звездами, которые собирались на гастроли в Британию. Впоследствии бизнесмен, у которого я администрировала сайт и заодно работала ассистентом, купил русскую газету, к выпуску которой и привлек меня.

По работе общалась в основном с англичанами, которые так или иначе были связаны с Россией. Они очень уважают, что ты общаешься с ними на их родном и чужом для тебя языке. Когда я только приехала, часто извинялась за произношение и в ответ слышала, что их русский еще хуже: они ни слова не знают или же пытаются произнести отдельные слова.

С англичанами мы очень разные. Они всем улыбаются, но их улыбки не более чем вежливость, тогда как в нашем менталитете принято награждать улыбками только тех, кто их «заслуживает», и то не всегда. Из Англии я, кстати, привезла «дежурную» улыбку, иногда ей пользуюсь. С ними сложно дружить, к слову сказать, я только одну девушку-англичанку могу назвать приятельницей, подругой. И то она знает русский, детство провела в Украине. Нам непросто было дружить: она назначала наши посиделки за неделю или еще раньше.

Зарубежная жизнь: как живут русские в Чехии

Наш переезд в Латвию не понял никто из друзей: вроде как «масштабы не те», да и образ Англии сильнее воздействует на русских, которые читали и про Гарри Поттера, и про Шерлока, и в душе мечтали посетить Туманный Альбион. Конечно, возможности для бизнеса и карьеры не те, но и тут можно найти занятие по душе. И это мнение разделяют россияне, которые активно покупали недвижимость в Латвии до понижения курса рубля.

С латышским пришлось знакомиться впервые. Считала, что незнание языка меня будет дискредитировать на местном рынке труда. Но недаром в Риге работает много англоговорящих иностранцев, ведь они тоже далеко не все владеют государственным языком. До падения курса рубля 2014 года выгодно было нанимать рижан на аутсорс и российским компаниям. Здесь же располагают бэк-офисы европейские фирмы.

Латвийская «человечность», этакая прибалтийская вежливость мне очень импонирует.

Как правило, жители Латвии знают латышский, русский и английский язык. Поэтому, если мы не можем поговорить по-русски, то иногда переходим на английский. Еще на втором курсе в российском вузе мне так понравился маркетинг, что я даже думала перевестись на другой факультет. Так получилось, что маркетинг меня догнал в Латвии, так как пришлось переквалифицироваться в маркетолога-пиарщика.

Сначала работала в колл-центре, писала скрипты для разных проектов, потом пригласили в отдел маркетинга логистической компании.

Латвийская «человечность», этакая прибалтийская вежливость мне очень импонирует. Не скажу, что всевозможные анекдоты про медлительность прибалтов правдивы (хотя с эстонцами мне работать не довелось), но, в целом латвийцы никуда не торопятся: они не сразу принимают решения, могут долго идти к чему-то. Сейчас, когда я маркетолог в свободном плавании, переговоры, которые мы начинали в январе, приносили плоды только в апреле.

Основатель сервиса Bringo Марк Капчиц уехал из России в 20 лет, следующие 30 лет провел в Израиле, Хорватии, Англии, где сотрудничал с ведущими европейскими рекламными агентствами: McCann Erickson, Grey Interactive, Euro RSCG как арт-директор. Построение своего бизнеса в России после возвращения и стало в некотором смысле «иностранным» опытом для Марка.

Переезд обратно в Россию не был спланирован заранее и наметился, когда жене предложили работу в Москве. Не будучи связанным географически с подрядчиками, я не возражал. Следующие полтора года провел также в роли арт-директора, а вот потом случился тот самый magic, результатом которого стала переквалификация из арт-директора в бизнесмена-логиста. К идее заняться экспресс-доставками подтолкнули хронические многодневные опоздания московских курьеров при заказе товаров из интернет-магазинов, которые вводили в ступор после европейского «золотого стандарта» доставки за час-полтора. Так появилась идея объединить огромное количество людей, нуждающихся в дополнительной занятости, и экспресс-логистику, на базе краудсорсингового проекта Bringo.

Предвзятости как таковой не было ни в Европе, ни тем более в России, куда я вернулся, уже имея за плечами 20 лет жизни в стране. Зная язык, помня культуру и российский менталитет, пришлось затратить меньше усилий на акклиматизацию, чем если бы переезд из Европы осуществлялся «с нуля».

Незарубежная жизнь: как живут русские в России

Если сравнивать европейских, например, израильских и английских коллег с российскими, можно провести много «перпендикуляров»: европейцы более амбициозны, предприимчивы, во многом назойливы, но эти же черты помогают формировать уверенные сильные команды из людей, которые будут идти «напролом», тащить за собой бизнес.

В России с «командой мечты» сложнее, трудно найти мотивацию для большинства менеджеров. Отсутствующая проактивность и нежелание глубоко погружаться в бизнес-процессы — основные сдерживающие факторы.

Одновременно с этим российские IT-специалисты, например, сейчас одни из самых востребованных в мире, и не случайно: это относительно недорогой и качественный ресурс, позволяющий в краткие сроки при минимальных затратах реализовывать продукты и технологии любой степени сложности. Россия в этом смысле — отличный развивающийся рынок, на котором можно «обкатать» бизнес-модель для последующего масштабирования.

Именно в России сейчас возможно быстро найти людей и фонды, заинтересованные в финансировании, и прийти к общему знаменателю за минимальное время.

Коммуникация с европейскими компаниями строилась, как правило, удаленно. Для европейских партнеров важны пунктуальность, амбиции и сжатые сроки выполнения работ. Европейский рынок рекламы в десятки раз больше российского, поэтому по праву можно гордиться сотрудничеством с крупнейшими/старейшими рекламными агентствами с мировым представительством в течение длительного времени. После переезда обратно в Россию, разумеется, цели кардинально поменялись: после стольких лет работы арт-директором вникать в рынок экспресс-доставки пришлось практически с нуля. Это, с одной стороны, очень challenging, с другой — резкая смена сферы деятельности во изменила мое настоящее, и это то, чем действительно интересно заниматься.

Несмотря на то, что страной с одной из самых сильных в мире стартап-школ, инкубаторов и программ считается Израиль, именно в России сейчас возможно быстро найти людей и фонды, заинтересованные в финансировании, и прийти к общему знаменателю (соглашению и финансированию) за минимальное время. Причина тому — ухудшение финансового климата в стране, благодаря и вопреки которому инвесторы вынуждены обращать внимание на альтернативные инструменты с высокой доходностью, среди которых, безусловно, венчурные сделки и финансирование стартапов.

Генеральный директор Orange Business Services в России и СНГ Ричард ван Вагенинген родом из Голландии, где и начал карьерный путь, переехал затем в Росcию, оттуда в Саудовскую Аравию, после чего снова вернулся в Россию.

В Саудовскую Аравию я приехал в середине 90-х годов. Началось с того, что от компании AT&T отделилась фирма по производству оборудования Lucent, получившая огромный контракт с Саудовской Аравией. Я заинтересовался. Один звонок, собеседование по телефону — с этого все началось.

Когда я приехал в Саудовскую Аравию, а именно в Эр-Рияд, был открыт всему новому. Я считаю, что сложности возникают, если человек ожидает, что в другой стране будет, как у него дома, если он убежден, что так должно быть везде в мире. С таким подходом в любой стране будет сложно — надо научиться принимать другие страны такими, какие они есть.

К России мне было сложнее привыкнуть, чем к Саудовской Аравии. Когда я только перебрался сюда, я, например, не понимал, зачем отключают горячую воду. Конечно, между Россией 90-х и Саудовской Аравией был огромный контраст. Когда я уезжал из России, у меня была однокомнатная квартира на Новогиреево. Там же я получил двухэтажную виллу.

К России мне было сложнее привыкнуть, чем к Саудовской Аравии.

Саудовская Аравия — очень закрытая страна. Вы не сможете приехать туда как турист, т. к. туристические визы не выдают в принципе. Там очень строгие правила поведения и множество культурных особенностей, с которыми я советовал бы ознакомиться перед поездкой, чтобы понимать, что можно, а чего нельзя брать с собой.

Где бы я ни жил, я всегда стараюсь изучить язык этой страны, ее культуру, историю. Арабский язык был для меня сложным, но это очень логичный язык. Уже меньше чем через полгода занятий я мог прочитать книгу по-арабски — правда, нельзя сказать, что я при этом понимал все, что прочел! Научиться понимать язык было сложнее, на это потребовался год.

Культурных отличий тоже хватало: в Саудовской Аравии есть сухой закон, женщины не имеют права водить машину. А еще в те годы там было поразительно безопасно. Помню, я поехал в банк, а рядом со мной остановил машину араб. Он достал из багажника пару мешков и понес в отделение банка, а багажник с другими мешками оставил открытым. В мешках были деньги, но он не боялся оставлять их на улице, у всех на виду.

В рабочих делах всегда чувствовалось, что здесь есть нефть и деньги. Здесь важна иерархия, раса, происхождение семьи. Даже по закону зарплата индексировалась в зависимости от национальности работника. У арабов самая высокая, затем идут американцы, потом европейцы, потом другие мусульмане, еще ниже — индусы… Была настоящая таблица, на самом деле. Аравийцы говорят, что руководствовались такой логикой: смотрят на среднюю зарплату в стране, откуда родом сотрудник, и предлагают ему зарплату в три раза выше. То есть, для всех зарплата получается высокой.

В России мне комфортно, мне здесь говорят: «Наш человек!»

В Саудовской Аравии я жил в очень искусственной среде. Но из-за этого там было много иностранцев, в моем кругу были люди из 15–20 стран, многие из них были моего возраста, у нас были общие интересы, и мы быстро сдружились. По вторникам регулярно играли в боулинг. Кроме того, в Саудовской Аравии у меня появилось новое хобби: внедорожники. И, когда я уезжал из страны, мы с друзьями устроили поездку на целый месяц — проехали от Саудовской Аравии до Голландии на машине!

Сейчас я живу и работаю в России, и это совсем не потому, что у меня нет выбора. Наверное, этот факт говорит сам за себя. И дело не в том, что в России легче развивать бизнес и находить клиентов — в этом отношении нет привязки к конкретной стране, все зависит от того, насколько эффективно или неэффективно ведется бизнес. В России мне комфортно, мне здесь говорят: «Наш человек!».

Управляющий партнер PRAVIGroup Александр Орехов переехал в Арабские Эмираты через год после окончания РУДН с должности менеджера по продажам. В Дубае его повысили и перевели в Индию, откуда после четырех лет работы Александр вернулся снова в Москву.

На объявление о собеседовании в Москве в luxury-бутик Дубая я наткнулся случайно. Начальная должность была простой — продавец в бутике. Большинство из обещанного оказалось правдой: жилье в комплексе JBR у моря, работа в бутике с известными брендами. Единственное, мне не сообщили, что работать придется 6 дней в неделю по жесткому графику. Но школа определенно была отличной. Там я начал замечать отличие в подходе к взаимодействию с клиентами и продажам. Год пролетел незаметно.

Затем я сменил компанию — устроился менеджером в серьезную британскую компанию с 50 офисами по миру. Меня взяли именно из-за предыдущего опыта продаж в ритейле. Компания продавала финансовые услуги и хоспиталити топ-менеджерам крупнейших компаний по всему миру. Было очень интересно — мультинациональная команда, обучение и практика. На этой стадии я влюбился в процесс продажи.

Если ты не выполнишь таргет, то «it was nice working with you».

Это очень крутой опыт. То, что у нас, например, менеджер по продажам делает за месяц — приходилось делать за неделю: таргет по звонкам — 150 исходящих звонков первым лицам международных компаний в день. Перед тем как звонить, ты должен сам найти, куда и кому. Выходных нет, так как субботы и воскресенья с трудом хватает, чтобы подготовить лиды к новой неделе. Никого не интересует, какой ты хороший человек или сколько времени ты проводишь на работе — только KPI и результаты. Если не справляешься, визу закрывают и можно лететь домой. Поэтому люди, чтобы остаться, реально пашут. Подобный стресс я испытывал пару раз в жизни. Представьте: ты инвестировал год жизни, чтобы попасть в крутую компанию. У тебя жена, и матрас. Если ты не выполнишь таргет, то «it was nice working with you». При этом родные и друзья звонят и говорят тебе, круто, ты в Дубаи — деньги, наверное, лопатой гребешь.

В Дубаи ты отчетливо чувствуешь, что ты — ресурс и гость. Местные смотрят свысока — это напрягает. Сложности с рабочей визой. В первый день работы у меня забрали паспорт. Рабочий контракт на год — таким образом работодатель защищает свои инвестиции. По сути ты не можешь пойти на другую работу, не отработав год. Так как новому работодателю нужно предоставить NOC-письмо от предыдущей компании (подтверждение, что он не против).

В моем случае мне повезло с жильем — я жил на берегу моря в комплексе JBR с видом на пальмы. Большинство же «первогодок», чтобы сэкономить деньги, живут где-нибудь в районе Дейры (смесь Турции с Пакистаном) по 3–5 человек в комнате. Это плата за сказку.

После первого года появляются бонусы: ты можешь сменить работу, можешь брать кредит в банке.

После первого года появляются бонусы: ты можешь сменить работу, можешь брать кредит в банке. Так как я решил не брать кредит и продолжить работать в Дубаи, мне с женой во время перемещения с одной работы на другую пришлось три месяца скрыто жить в комнате для уборщицы и спать на матрасе на полу.

После прохождения основных ступенек роста мне предложили построить и возглавить одно из направлений компании в Индии. Это было шокирующее: к тому времени я неплохо обосновался в Дубаи — снимал квартиру с видом на море. У меня были друзья и стабильная жизнь. Об Индии я слышал только на уроках географии в школе и жил однажды с индусом в общежитии РУДН. Мне дали один день, чтобы принять решение.

Я согласился. И мы с женой покинули Эмираты и провели 4 следующих года в Мумбаи, Индия. Первое, что я испытал — это глубочайший шок. Представьте, после двух лет в Дубаи мы едем по грязным улицам Мумбая. На светофоре к нам подбежали шесть детей-попрошаек.

Самое главное — индусы любят русских! В аэропорту, когда мы сели в машину, таксист с улыбкой спросил: «Рус? Окей-окей». Ты чувствуешь себя как дома.

Я строил отдел продаж, нанимал и тренировал людей, запускал новый продукт на рынок. В том числе мы активно продвигали первую индийскую Гранд При по Формуле I.

Мумбай противоположен гоанскому стереотипу Индии. Там все вокруг денег. Бизнес и торговля.

Мумбай противоположен гоанскому стереотипу Индии. Там все вокруг денег. Бизнес и торговля. Опять же касательно индусов — очень образованные и культурные люди. Многие учатся в Европе (под образование дается кредит) и затем возвращаются, чтобы работать дома. В моей команде, например, 40% сотрудников были с MBA!

Говорят, что есть только две категории людей: первые обожают Индию, вторые ненавидят, третьего не дано. Я — точно в первой. Общаясь в том числе с первыми лицами компаний из России, Казахстана, СНГ, я получал предложения приехать и возглавить отдел продаж в их компаниях.

Мы решили вернуться в Россию. Несмотря на блеск Дубая и магию Индии мы ни разу не пожалели об этом и развиваем дело здесь. Сейчас у меня компании по оптимизации работы отделов продаж и клиентского сервиса PRAVIGroup, у жены — компания по корпоративной йоге и майндфулнес «ЙОГАКО».

Марина Соболева

95 Статьи

Журналист по образованию темой финансов заинтересована как лично, так и профессионально. В сфере интересов - недвижимость, инвестиции, банки.

Последние статьи

Наверх

Спасибо!